N
A
R
A
Расследовательская журналистика: Уязвимость
0:54:00

CoMeta начинает цикл бесед в новом формате, когда один из собеседников представляет литовскую сторону, а другой — российскую. Первая такая встреча состоялась несколько недель назад, когда гостями нашей студии стали литовский политолог Раймундас Лопата и российский журналист Максим Трудолюбов, в то время еще обозреватель «Ведомостей», — недавно государство окончательно переняло контроль над ними и ведущие журналисты покинули издание.

А сегодня мы говорим про расследовательскую журналистику с литовским журналистам-расследователем Шарунасом Черняускасом и Михаилом Магловым, российским политическим беженцем, который получил убежище в Литве. Михаил также занимается журналистскими расследованиями и является одним из создателей российской базы PEP (Politically exposed person). С ними обоими мы также обсудили кризис, который испытал на себе Шарунас примерно год назад, когда возглавлял отдел расследовательской журналистики в газете «15мин».

Михаил Маглов ©Artūras Morozovas

Михаил Маглов:

— Возможно, ошибка, но в истории с Шарунасом нет никакого преступления. Это прогремело тогда, когда ошибку выставили как некое преступление, политически воспользовавшись моментом. Если я правильно помню, выборы были на носу и в тот момент публиковалось много расследований. Я думаю многим было выгодно в преддверии выборов сожрать одного из ведущих журналистов-расследователей. И я сейчас выступлю плохой Вангой, но у меня очень серьезные опасения на сегодняшний день по поводу команды ЛРТ. И после угроз. И потому что они расследовали политиков на муниципальных выборах, а на носу новые выборы. А парламентская избирательная кампания в Литве уже началась. Она, мне кажется, будет очень грязной. Самое главное выбить этих журналистов с работы, чтобы они занимались своими проблемами. Вот сейчас ЛРТ будет костью в горле многих политиков в эту избирательную кампанию.

2020 год, полная цифровизация, а Литва до сих скрывает реестр и не имеет реестра бенефициаров. Хотя уже два года должна его иметь. Европейский Союз несколько лет назад принял обязательство для отслеживания грязных денег и бенефициаров компаний, потому что используется много компаний прокладок, кипрских, например, или Мальдивские острова и прочие. Для этого решили создать отдельные реестры бенефициаров компаний, чтобы не смотреть всю цепочку, а видеть, кто непосредственно владеет компанией «Х». Каждая европейская страна взяла на себя такое обязательство. И британцы сделали это в своем публичном реестре одними их первых, это все находится в открытом доступе. Они поняли: «У нас проблема с грязными деньгами, русскими, казахскими, украинскими, азербайджанскими и так далее по списку». Они поняли: «Да, мы хотим, конечно, денег, но все равно является вопросом, насколько криминальны эти деньги, поэтому мы хотим знать, кто является конечным бенефициаром». Литва должна была кажется год назад запустить этот реестр.

Шарунас Черняускас ©Artūras Morozovas

Шарунас Черняускас:

— Я сейчас говорю всем коллегам, с которыми встречаюсь: никаких денег, ни от кого, что не связано с журналистикой. И не обязательно это должен быть какой-то сбор информации. Вас может нанять какая-то частная контора на учения. Например, один из популярных видов учений для корпоративов — кризисная коммуникация. У журналистов немало опыта. А те приходят, их слушают, большая публика и т.д., платят за это деньги. И все нормально. Но… год, два года спустя, десять лет, кто-то может поднять эти 500-1000 евро: «А кто тебе платил?».

Инвестиция в журналистику – это инвестиция во всех нас. Окажите финансовую поддержку NARA

Patreon

Фотографии — Артурас Морозовас (Artūras Morozovas)

Подпишитесь на подкаст CoMeta на Spotify и других подкаст-платформах.

Чтобы использовать информацию, опубликованную на веб-сайте CoMeta, свяжитесь с нами по адресу cometa@nara.lt